* Если поговорить

*  Рейтинг разделов

Автор Тема: Случай на кладбище  (Прочитано 106 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Милена

  • Ветеран
  • *****
  • СПАСИБО:
  • - Вас поблагодарили: 1896
  • Сообщений: 3123
  • Карма: +1650/-0
  • Более 1000 кармы Почётный гражданин нашего форума
    • Награды
Случай на кладбище
« : 05 Июль 2018, 12:45:21 »
 

У каждого из нас есть свои способы и методы борьбы с плохим настроением, депрессией и тоской. Одни идут в кино, другие - в магазин, третьи же, наоборот, запираются в своей квартире на все замки и, укутавшись в одеяло, пьют чай и читают книги. Геннадий Павлович в минуты грусти и печали любил прогуливаться по городскому кладбищу.Гнетущая тишина и безлюдность оказывали на него самое благоприятное воздействие. Заложив руки за спину и сцепив кисти рук в замок, он неспешно выхаживал по мрачным аллеям, разглядывая памятники и думая о чем-то своем. Странный способ развлечься, но эти прогулки успокаивали его и придавали сил, а значит, полностью себя оправдывали.

В тот вечер Геннадий Павлович уже почти завершил свой оздоравливающий моцион. Он шел по центральной аллее и широко зевал. Очередная прогулка повлияла на него благотворно - надоевшая бессонница, судя по всему, не составит ему компанию сегодняшней ночью, чему он был несказанно рад. От приятных мыслей о крепком сне его отвлек странный звук, раздавшиеся со стороны соседней аллеи.

- Странно, - поежился Геннадий Павлович, - я же только что там проходил и никого не видел.

Звук повторился. Прислушавшись, он понял, что звук очень похож на всхлип, что совсем не придало ему уверенности в себе, а, наоборот, заставило еще раз осмотреться по сторонам. В сгустившихся сумерках тени деревьев и памятников принимали причудливые и, прямо скажем, зловещие очертания. В нерешительности замерев на месте, Геннадий Павлович слегка замандражировал. Почему-то ему показалось, что услышать ночью на безлюдном кладбище тихие всхлипы - не самая хорошая примета, поэтому уже через секунду он, не по годам резво, шагал по аллее в противоположную сторону. Но сделав десяток шагов, он снова остановился.

 
- А вдруг там кому-то нужна моя помощь? - сам себе прошептал он, - не может же кто-то плакать на кладбище просто от переизбытка свободного времени? Нет, я должен хотя бы посмотреть, что там происходит.
Развернувшись на месте, Геннадий Павлович направился обратно. Но уже не так уверенно и резво. Всхлип снова раздался откуда-то справа. Аккуратно, стараясь не создавать шума, он шагнул с асфальтированной дорожки на жухлую прошлогоднюю листву. Наступая на носок, он медленно перекатывался на пятку, тщательно выбирая место для следующего шага, чтобы случайно не наступить на какую-нибудь сухую ветку и раньше времени не возвестить о своем присутствии всему кладбищу.

Темнота уже окончательно накрыла своим одеялом это скорбное место, но глаза Геннадия Павловича постепенно привыкли к тьме и, аккуратно выглянув из-за очередного дерева, он наконец-то увидел источник странных звуков...

Представьте себя на его месте. Ночь, абсолютно безлюдное кладбище. Вы очень хотите спать, но почему-то вместо того, чтобы растянуться на мягкой кровати, медленно пробираетесь мимо старых могил и древних деревьев к кому-то, кому, по вашему мнению, нужна помощь. Наконец, вы выглядываете из-за дерева и видите, что на одной из скамеек у могилы сидит девушка с длинными растрепанными волосами, жалобно всхлипывает и... пристально смотрит на вас исподлобья... Уверен, что мысль о крепком и здоровом сне моментально потеряет свою лидирующую позицию в вашей голове, и в рейтинге мыслей тут же окажется где-то между мыслью о дыхательной системе утконоса и мыслью об атомной массе вольфрама. Примерно то же самое почувствовал и Геннадий Павлович. Увидев на себе пристальный взгляд, он вздрогнул и снова спрятался за дерево в надежде на то, что, может быть, она его все-таки не заметила.

- Я вас видела, - послышался голос со скамейки, растоптав его надежду, - вы кто?
Сообразив, что больше терять нечего, Геннадий Павлович вышел из-за дерева.
- Меня зовут Геннадий Павлович, - представился он слегка дрожащим голосом, - а вас?
- Это неважно, - нахмурилась девушка, вытирая слезы с лица, - что вы здесь делаете?
- Э... Гуляю, - честно ответил он, несмотря на то, что в сложившейся ситуации такой ответ прозвучал не очень правдоподобно, - я просто услышал ваш... В общем, мне показалось, что вам нужна моя...
Его взгляд упал на правую кисть девушки, в которой на одно мгновение что-то блеснуло.
- Погодите, что там у вас?
- Где?
- В руке. Что вы там прячете?
Девушка промолчала и еще раз всхлипнула. Геннадий Павлович нахмурился и перевел взгляд на другую руку. Рукав куртки на левой руке девушки был закатан до самого локтя. Очевидная догадка тут же ворвалась в его голову.
- Тьфу ты, - неожиданно разулыбался он, - я думал, что здесь что-то страшное творится, а вы просто решили вскрыть себе вены?
Осмелевший Геннадий Павлович иронично покачал головой и, уже не таясь, сделал несколько шагов, присев на скамейку рядом с девушкой.
- Долго думали или все спонтанно получилось? - деловито закинув ногу на ногу, спросил он.
Девушка хотела что-то возразить, но сообразив, что скрыть свой страшный замысел от этого мужика уже не получится, разрыдалась с новой силой.
- Я не хочу больше... Просто не хочу ничего... Все не так... - отдельные куски фраз пробивались сквозь ее всхлипы, почему-то заставляя Геннадия Павловича улыбаться все шире и шире, - я никому не нужна, меня никто не понимает!
- Успокойтесь, девушка, - мужчина мягко положил руку ей на плечо, - я вас прекрасно понимаю. Ваша жизнь не имеет смысла и все такое... Возможно, что вы и правы, только вот то, что вы хотите сделать, вряд ли избавит вас от этих проблем.
- Избавит, - хмыкнула девушка и еще выше закатала рукав.
- А я говорю, что нет.
- Да откуда вы знаете?
- Это очевидно, - пожал плечами Геннадий Павлович, - к тому же, у меня был один друг, который закончил свою жизнь примерно также. Он часто мне снится и рассказывает, что там, - он кивнул куда-то за спину, - нет ничего интересного. А еще он говорит, что таких, как он не берут туда.
Мужчина поднял палец и указал им куда-то вверх.

- Это правда? - девушка перестала всхлипывать и посмотрела на своего нежданного собеседника.
- Если верить моим снам и его словам, то это чистейшая правда. Но я не заставляю вас в нее верить. Вы вправе самостоятельно распоряжаться своей жизнью. Хотите залить здесь все своей кровью - пожалуйста. Как говорится, на здоровье.
Геннадий Павлович широко зевнул и взглянул на свои часы.
- Пожалуй, мне пора. Но перед тем, как уйти, я бы хотел вас кое о чем попросить. Можно?
Девушка ничего не ответила, поэтому он продолжил, не дожидаясь ее ответа.

- Скорее всего, вы скоро увидите моего друга. Передайте ему, пожалуйста, что его жена вышла замуж за другого и вполне себе счастлива. Насколько мне известно, у нее уже двое детей. А может и трое. Так, что еще? - Геннадий Павлович почесал затылок, - скажите ему, что друзья называют его никак иначе, кроме как "тем придурком" и совсем не приходят к нему на могилу. Еще скажите, что ни по радио, ни по телевизору про его поступок ничего не рассказали. Даже в местной двухстраничной газете про него ничего не написали. В общем, передайте ему, что про него все благополучно забыли и никто по нему не грустит и не печалится. Да! И скажите ему, пожалуйста, чтобы перестал мне сниться. Честно говоря, надоело его нытье. Вроде бы всё.

Девушка сидела молча, уставившись в одну точку. Геннадий Павлович покосился на нее, ухмыльнулся и поднялся со скамейки.
- Я могу надеяться, что вы все это ему передадите?
- А... А как я его узнаю?
- Когда он мне приснится в следующий раз, я расскажу, где вас найти и он сам придет к вам. Быть может тогда он отстанет от меня со своими депрессивными монологами и наконец-то переключится на вас. Тем более, что у вас с ним появятся общие темы для разговора. Да и времени у вас будет более, чем достаточно - целая вечность. Будете сидеть с ним долгими зимними вечерами и обсуждать ворон, ворующих конфеты с могил. Так что, передадите?
Девушка снова всхлипнула и покачала головой.
- Нет? Но почему же? Вы же все равно идете туда. Что вам стоит? - театрально удивился он.
- Сами передавайте этому своему другу свои послания.
- Ну, как хотите. Но я ему на всякий случай расскажу о вас. Мало ли, вдруг вам захочется общения.
Где-то недалеко неожиданно хрустнула ветка, нарушив зловещую тишину кладбища.
- Не надо никому ничего рассказывать! - девушка вскочила со скамейки и затравленно оглянулась по сторонам, - еще чего не хватало, чтоб какой-то неудачник там за мной таскался. И вообще, я представляла все по-другому. Я думала, что я там встречу всех своих умерших родственников, что я смогу с ними пообщаться, что я...
- Нет, не получится, - отрицательно покачал головой Геннадий Павлович, - по его словам, они все там, - он снова ткнул пальцем в небо, - вы их даже не увидите. Именно поэтому, чтобы вам не было скучно, я и предлагаю вам познакомиться с ним.
Резкий порыв ветра встрепенул волосы девушки, заставив ее снова опасливо осмотреться по сторонам.
- Передадите? - вкрадчиво произнес мужчина сделав маленький шаг в ее сторону. Шаг, который не особо приблизил его к ней, но именно такой, чтобы она его заметила.
- Кто вы такой? - дрожащим голосом произнесла она.
- Никто, - оскалился Геннадий Павлович, - передадите?
Девушка неожиданно вспомнила, что держит в руке нож и, выставив его перед собой, стала пятиться к асфальтированной дорожке.
- Он будет вас ждать. Я расскажу ему, - гробовым голосом произнес он, делая еще один маленький шажок, - обязательно приходите.
Девушка вскрикнула и, наконец нащупав пяткой асфальт, со всех ног бросилась к выходу из кладбища.

 
***

Геннадий Павлович усмехнулся, снова взглянул на часы, зевнул и, дождавшись, когда шаги девушки затихли, направился в том же направлении. У самого выхода из кладбища он свернул налево и принялся пробираться сквозь заросли высокой травы, переступая через заброшенные могилы. Наконец он остановился у одной из них. Она отличалась от своих соседей тем, что в самом ее центре зияла глубокая дыра, а по краям были разбросаны комья свежей черной земли. Геннадий Павлович присел на ее край, аккуратно свесил ноги и, оттолкнувшись от края, сполз вниз, оказавшись под землей по самую грудь.
- Ну всё. Доброе дело сделано, теперь можно и поспать, - устало проговорил он сам себе, потрогал пальцами входное отверстие от пули на своем виске, чему-то улыбнулся и принялся закапываться, сгребая на себя землю с краев могилы.

Этой ночью он ненадолго заглянул в сон девушки. Убедившись, что с ней все хорошо, он, стараясь не показываться ей на глаза, отправился бродить по снам других людей. Ведь для самоубийцы чужие сны - единственное доступное развлечение. Жаль только, что постоянная бессоница редко делает ему такие подарки.
Источник
« Последнее редактирование: 05 Июль 2018, 13:43:32 от Кристина »
Нет лучшего учителя,чем опыт..Берет дорого ,но и преподает отлично...